Интервью А.Ю.Макеева для газеты «Культурный Петербург»

Координатор по взаимодействию власти, бизнеса и общественных организаций, общественный деятель, автор и организатор социальных и коммерческих проектов в сфере культуры, продюсер.

Родился 27 апреля 1976 года в Ленинграде (район – Купчино).

В 1994 году окончил Профессиональное техническое училище № 110, специальность – слесарь, дипломированный специалист 3-го разряда. В этом же году поступил в Санкт-Петербургский Государственный Университет культуры и искусств на специальность «Менеджмент в социальной сфере». Затем получил второе высшее образование в Санкт-Петербургском Государственном Университете по специальности «Психолог».

С 2001 по настоящее время является учредителем и занимет должность директора PR студии «АРТ Согласие».

С 2003 года является учредителем и занимает должность директор Автономной некоммерческой организации «Реализация Социально-Значимых Программ «МЕЦЕНАТ». С 2004 года — является преподавателем Санкт-Петербургской государственной Академии культуры. Алексей проводит тренинги по креативности, сенсетивности и партнерскому общению, семинары, практикумы, лекции по рекламе и PR. С 2010 года по 2015- директор по развитию креативного агентства FORWARD. С 2012 года — является членом попечительского совета Дворца учащейся молодежи Санкт Петербурга. С 2013 года -преподает на курсах по организации мероприятий.

Э. — Алексей, расскажите, с чего началась Ваша профессиональная деятельность.

А. – Все началось еще в студенческие годы, когда я заканчивал СПбГУ. Нужно было устроить вечеринку в честь дня рождения одного моего однокурсника. Сняли клуб, пригласили несколько актеров из Молодежного Театра на Фонтанке, среди которых оказалась Дарья Юргенс, известная по фильму «Брат 2» в роли Мэрилин. На тот момент она была как раз трендовая. Ребята классно отработали. Это был мой первый коммерческий заказ.

А первый социальный проект – это футбольный интернациональный независимый турнир «ФИНТ». Он был придуман моим соратником и воплощен в жизнь несмотря на то, что спонсоры соскочили в последний момент. Помню, я продал машину чтобы оплатить все расходы по турниру. Этот проект стал ежегодным и живет по сей день. «ФИНТ» стал стабильным ежегодным мероприятием, который вызывает интерес участников. У нас, кстати, есть участники, которые играют уже 17 лет. В нем принимают участие дети, юноши, взрослые, девочки и девушки. Сейчас женский футбол набирает популярность. Этот проект периодически поддерживается государством, мы получаем через год на третий государственное финансирование. У нас есть постоянный партнер, который предоставляет стадион и всю инфраструктуру – основная затратная часть. Это первый частный стадион в России, один из самых лучших частных стадионов в Европе. Ну и с миру по нитке, как говорится, кубки, подарки… по сусекам получается. Партнерские отношения есть, кто-то чем-то помог, кто-то небольшими деньгами и турнир в любом случае складывается. Надеюсь, что в следующем году, в год чемпионата мира по футболу «ФИНТ» будет востребован. Этот турнир затрагивает немало социальных вопросов – начиная от толерантности и заканчивая патриотическим воспитанием молодежи и здоровым образом жизни. То, что касается толерантности, то мы этим занимаемся 17 лет – представлены африканские, азиатские страны и белорусы к нам реально приезжают каждый год. То есть, остальные: те, кто учится здесь и живет, понятно, что участвуют, но белорусы именно приезжают на «ФИНТ».

Один раз я координировал проект «Футбольный международный турнир трезвенников». Основная часть команд была питерских, но представлены были также еще десятки стран. Например, шведы, которые привезли команду, собранную из бывших заключенных.

Э. – А почему именно футбол?

А. – Так получилось. Тот проект с трезвенниками я провел буквально 1-2 турнира. А изначально у нас были друзья, один из которых оказался сыном известного футболиста из Зенита 1984. Плюс у меня были темнокожие друзья. У них был свой внутренний чемпионат среди африканцев разных стран (студентов, которые у нас учатся), который они каждый год проводили. И вот из этой сырой истории мы решили сделать что-то более интересное. Первый турнир и Камерун занял первое место. Тогда еще был товарищеский матч между Камеруном и Зенитом 84. 5:1, выиграл Зенит. Для Камерунцев Олег Саленко был кумиром номер один, афтограф сессия и фото на память, радости не было границ, много положительных эмоций. Турнир шел 10 дней, играли 22 команды на большом поле, а сейчас у нас играет 40 команд за 1 день на 6 полях. Мини-футбол по 12 минут. Очень динамично – одновременно играют 12 команд. Это и смотрится прикольно и во всех смыслах интересно. Товарищеский матч, например, между детишками из детского дома и камерунцами. Колорит! У нас есть 5 подгрупп: дети, юноши, девочки, девушки и взрослые. В каждой подгруппе 1, 2 и 3 места. То есть 15 команд получают призовые места. Плюс лучший вратарь, лучший бомбардир, лучший игрок – тоже в каждой подгруппе – персональные награды. Динамично со всех сторон. Дворец учащейся молодежи обеспечивает культурную программу. Ресурсами набирается такой неплохой спортивный праздник, а если он еще подкрепляется финансами, как пару лет назад мы делали. В честь Дня Победы, к 9 мая, у нас была выставлена военная техника. Местные жители приходили, с большим интересом смотрели футбол, собирали автоматы, отведали полевую кухню. Один из наших партнеров, Красный Крест, всегда присутствует на таких мероприятиях – оказывает первую медицинскую помощь. За все время в турнире «ФИНТ» поучаствовало более 50 стран. Люди абсолютно различных профессий: силовики, театралы, СМИ. Я считаю этот проект своим ребенком. 18 лет ему в следующем году, совершеннолетие. Я делаю этот проект в любом случае, считаю его нужным.

Ну а после того, как мы провели самый первый «ФИНТ» пошли различные истории. Комерческие, корпоративы, дни рождения, концерты, фестивали, продюсирование проектов, работать с одним музыкантом шансона. А после этого пошли бюджетные мероприятия.

Э. – Мы с тобой познакомились на радио. Ты в том году, 2008, делал «Праздник Корюшки»…

А. – В тот год «Праздник Корюшки» был самым посещаемым и тогда «Дорожное радио» было на первой строчке по популярности. Как информационный партнер это был мощный ресурс. А с «Корюшкой» я был связан изначально из-за артиста. Это была Петропавловка. Попросили сделать шансон-концерт, зная, что я с шансоном связан. Конечно, в первую очередь, я вставлял своего артиста ну и плюс других исполнителей. Тогда у меня совпала «Корюшка» и «ФИНТ» в один день. Было наслоение. На запасном поле Петровского был «ФИНТ», а в Петропавловке «Корюшка». Я считаю, что я тогда справился на 4+ и оба проекта прошли хорошо.

Э. – А почему ты не хотел делать чисто коммерческие проекты, как многие ивентеры в нашем городе?

А. – Понятно, что коммерческие проекты параллельно делаем всегда. Но когда я столкнулся с бюджетными деньгами, то в то время с ними было интересно работать. Мы придумывали, убеждали, чтобы именно на этот проект потратили деньги. То есть, как художники придумывали, а как продюсеры это все финансировали и в этом был двойной интерес. Нам же нравится, в первую очередь, делать то, что мы хотим делать. Если это коммерческий заказ, то заказчик диктует свои правила. Особенно, когда ты молодой. Это когда ты уже серьезный, то к тебе прислушиваются. Сейчас я могу себе это позволить: сначала выслушиваю, что будет на мероприятии, а потом советую как улучшить это все. Конечно, когда ты видишь плоды своего труда и говорят спасибо, понимаешь, что не зря всем этим занимаешься.

В нашем багаже уже несколько серьезных проектов. «Невской ухе» уже 10 лет. «Всемирный день моря». В Питере мы придумали и интегрировали энное количество праздников, которые связаны именно с морской столицей. У нас же их не было. Есть «Алые Паруса», но это праздник выпускников и есть «День ВМФ», который, в общем-то, военный праздник. В последние годы начали наконец что-то появляться морские фестивали. Например, «Фестиваль ледоколов». Автор идеи – Филин, а я являюсь автором проекта и продюсером первых двух фестивалей.

Э. – А в этом году что-то намечается, я имею ввиду «Фестиваль Ледоколов»?

А. – Я надеюсь, что да. Потому что это, в первую очередь, и российский бренд и питерский. Мы же единственная страна в мире, которая обладает реальным ледокольным флотом. Ни у какой страны и близко столько нет, а атомного ледокольного флота тем паче. У нас есть 6 атомных, помимо огромного количества обычных ледоколов и мы в этом реально впереди планеты всей. Этим надо гордиться. И население должно об этом знать.

Э. – А у нас не знают?

А. – Конечно, нет. У нас даже не знают, про музей «Красин». Вот крейсер «Аврора» знают все, безусловно это героический корабль но в основном известность пришла в 1917, «похулиганил» один раз в своей жизни и прославился на весь мир. А то, что у «Красина» такое количество героических подвигов, кругосветка и сопровождение караванов во время второй мировой войны в статусе боевого корабля. Поэтому я считаю, что за время проведения фестиваля «Красин» стал в разы популярнее и о нем стали знать. Посещаемость в эти дни зашкаливала. Событийный туризм и популяризация музеев в лучших проявлниях.

В 2013 году мы стали лучшими организаторами в области событийного туризма. Я сейчас говорю обо мне и моей команде. В эти годы мы выступали под разными флагами. Где-то стратегически было нужно выходить как общественная организация, фонд и т.п. Это уже технический был вопрос. Я говорю о тех проектах, где мне выпала честь быть руководителем либо автором идеи, продюсером.

Э. – Но вы же еще делали военные реконструкции. Расскажите об этом.

А. – «Гумбинненское сражение». Первая Мировая война. Это был заказ Министерства культуры, департамента туризма, вторая наша большая реконструкция. Первая для меня оказалась намного сложнее – прорыв блокады на Невском пятачке. Была зима. Но все прошло хорошо. Министр культуры Мединский оценил очень высоко нашу работу. А работа над «Гумбинненским сражением» нам самим очень понравилась. Во-первых, мы уже были с большим багажом опыта, а во-вторых, лето… и вся эта красотища… Это был незабываемый спектакль, все получили незабываемое удовольствие. Местные власти напророчили, что мероприятие посетят максимум 5 тыс. зрителей. Это небольшой городок Гумбиннен, в 100 км от Калининграда. Это единственное место, где бои первой мировой проходили на территории современной России. Мы собрали 25 тыс. зрителей под городком, население которого около 20 тыс. человек. У нас не было транспортного коллапса, чем обычно грешат наши коллеги-организаторы. Это очень важные вещи. Со мной очень удачно поехал мой друг, также ивентер, коллега и он как раз разруливал логистику, т.е. был на самом тяжелом посту. Ему в помощь были казаки, дружинники, гаишники. Мы даже про запас трактор наняли! На случай, если пойдет дождь, если кто-то застрянет… Чтобы вы могли представить, там была дорога, на которой два автобуса не могли разъехаться, настолько она была узкой и извилистой. Метров за 500 до основной площадки мы, естественно, перекрыли все транспортные передвижения, подъезды перекрыли и сделали пешеходную зону, если так можно выразиться. Все прошло хорошо. Все остались довольны. И этим проектом мы больше всего гордимся.

Ну а «Фестиваль ледоколов» — это больше для души. Морская тема и… крутая тема! Именно этот проект нужно дальше продвигать и делать. Будем надеяться, что «Ледоколы» достигнут уровня посещаемости «Алых парусов».

Э. – У Вас наверняка есть какие-то планы дальнейшего развития и расширения. Можете поделиться ими?

А. – Сейчас Комитет по туризму планирует расширять туристический сезон в нашем городе. В связи с этим есть планы по насыщению Петербурга событиями в межсезонье. Недавно прошел «Фестиваль света». Проекторы были направлены на Исаакиевский собор и Мариинский театр. Очень интересное зрелище.

А если говорить о том, что дальше, то нам, безусловно, интересно развивать тему туристских волонтеров. По заказу Ростуризм в прошлом году проводили слет туристских волонтеров и стало понятно, что в Питере эта ниша еще свободна. Поэтому сейчас этим как раз и занимаемся в содружестве с партнерами. Например, в Казани, на сегодняшний день вопрос туризма поставлен на геополитический уровень и туристские волонтеры там самые крутые. И в Москве они есть. Они даже есть в малых городах, но в Петербурге с этим пока не очень. Волонтером может стать любой человек, который хоть чуть-чуть знает свой город. В принципе, горожане всегда отличались дружелюбностью и приветливостью. Нужно просто как-то сорганизовать петербуржцев. Мы над этим работаем. Я как ивентер понимаю, что у нас нет профильных волонтеров. Обычно же как, волонтеры приходят, человек 10, поедят, попьют, кто-то просто посмотрит на мероприятие, футболки получили и все, есть и серьезные и дисциплинированные организации волонтерские, но их не много. И ты понимаешь, что если нанять 2 человек, заплатить им зарплату и тогда они с утра и до вечера летают и делают гораздо больше, чем эти самые волонтеры. У нас нет такого: залез в базу и сам отобрал, просмотрел отзывы прошлых заказчиков, проанализировал портфолио. А чтобы понять, кого ставить на вход, вэлкам-зону, нужны подобные данные. Нет понимания того, что человек, например, уже делал подобную работу раньше. И это усложняет работу с ними.

Э. – А что Вы думаете о тех негативных отзывах, что пишут о Ваших мероприятиях в Интернете?

А. – Понятно, что есть авторитетные интернет-блоггеры, к мнению которых ты прислушиваешься и доверяешь. Однако в нашем случае, исходя из специфики работы, мы понимаем, кто вот эти люди, которые пишут откровенную чушь, что у них свежезарегистрированные страницы в социальных сетях… а некоторые информационные интернет-порталы зачастую дают непроверенную информацию, которая поступает в ним от людей. Могу сказать, что то, что пишут в СМИ, меня особо не шокирует. Ты все равно общаешься с людьми, с которыми ты работаешь и гостями, которые приходят на твои мероприятия. И иногда мы сами прибегаем к помощи людей, чтобы запустить какую-то «утку» в СМИ. В свете специфики нашей работы, не нужно сильно обращать внимание на это. Всегда найдется кто-то, кому хоть что-то да не нравится. Был даже случай, когда бабушка решила пойти жаловаться на организаторов за то, что, по ее мнению, очень сильно скрипела дверь в зал и ей это очень сильно мешало. Если негативные отзывы конструктивны, то они полезны. И к ним стоит прислушиваться. Они помогают работать над собой и повышать уровень мероприятий.

Работа организатора, ивентера – это титанический труд, но ты получаешь огромное удовольствие, когда тебе говорят «спасибо». Бывает, подслушиваешь где-то в толпе, кто, что и как говорит. Бывает, видят бэйдж «организатор», подойдут поблагодарить и тогда вообще слеза наворачивается.

Э. – Алексей, а Вы сами хотели бы попробовать себя в какой-то другой роли, помимо организаторской работы?

А. – Я недавно дебютировал в качестве журналиста в Открытой студии Piter.TV, брал интервью у интересного человека – скульптора, йога, путешественника и альпиниста Сергея Кондрашкина. Было очень интересно. Хочу продолжить эту деятельность. Куда нас занесет кривая оргиндустрии…. Посмотрим.